Счетчики

Реклама

  • Источник: секс шоп.

Родней Лэйвер (Австралия, 1938 год рождения)

Рис.2

Первых успехов Род Лэйвер достиг в 18-летнем возрасте, когда он занял первое место на чемпионате Австралии среди юниоров. В 1959 г. он впервые участвовал в Уимблдонском турнире, успешно дошел до финала и только в финале проиграл А. Ольмедо (США). В том же году он был включен в команду, выступавшую в розыгрыше Кубка Дэвиса вместе с Н. Фрэзером и Р. Эмерсоном, участвовавшими в парных играх. В этом составе команда четыре года подряд выигрывала Кубок Дэвиса (1959—1962 гг.). В 1960 г. Лэйвер был чемпионом Австралии в одиночном разряде и снова финалистом Уимблдонского турнира, а в 1961 г. впервые стал победителем этого самого престижного турнира, выиграв в финале меньше чем за час у Ч. Маккинли (США).

1962 год был для Лэйвера еще более успешным. Выиграв не только Уимбл-донский турнир, но и открытые чемпионаты Австралии, Франции и США, он завоевал «Большой шлем», повторив достижение 24-летней давности Дональда Баджа. В том же году австралийский теннисист прибавил к своим победам еще две — на открытых чемпионатах Италии и ФРГ. После столь успешного сезона Лэйвер закончил карьеру спортсмена-любителя и перешел в профессионалы. Первое время, участвуя в профессиональных турнирах, Лэйвер терпел поражения от ведущих профессиональных теннисистов Р. Гонзалеса, Л. Хоада и К. Розуолла. Это дало повод некоторым спортивным журналистам сделать вывод, что даже лучший теннисист-любитель слабее профессиональных игроков. С такой точкой зрения трудно было согласиться, и вот почему: встречаясь на многих профессиональных турнирах, Розуолл успешно играл с Гонзалесом, а Лэйвер, став более опытным бойцом, большей частью побеждал Розуолла. Несомненно, Лэйвер значительно улучшил и обогатил свою игру, часто встречаясь с профессиональными игроками, а победив в первом «открытом» Уимблдонском турнире в 1968 г., доказал, что он является игроком высочайшего класса. 1969 год был для Лэйвера, по его словам, самым успешным и счастливым в его спортивной карьере. Он снова победил в открытых чемпионатах Австралии, Франции, США и Англии, в которых впервые участвовали любители и профессионалы, и таким образом вновь стал обладателем «Большого шлема», впервые разыгрывавшегося в тот год в открытых турнирах. Он пока является единственным игроком в мире, которому удалось выиграть этот приз дважды. По мнению многих специалистов, Род Лэйвер — лучший теннисист всех времен. Он вошел в историю тенниса как игрок, исповедовавший стиль игры по всему корту, успешно действовавший на кортах с любыми покрытиями.

Лэйвер — левша, поэтому некоторые специалисты считают, что именно эта особенность давала ему решающее преимущество над соперниками. Играть с теннисистом-левшой действительно менее привычно (они составляют всего около 6% общего числа играющих) и поэтому труднее. Играя с теннисистом-левшой, соперники особенно часто ведут атаку в наиболее уязвимое место площадки, стараясь послать мяч в его правый угол, под его удар слева. Но Лэйвер — довольно редкое исключение из общего правила: его удары с правой части корта, т. е. его удары слева, нисколько не слабее, чем с левой, а, пожалуй, даже несколько лучше — более мощные и стабильные. Вот эта особенность игры Лэйвера и дает ему возможность одинаково успешно нападать и защищаться с обеих сторон корта. У него нет слабых мест в игре. Смеш он выполняет уверенно из любой точки корта. Его удары справа и слева стабильны и безошибочны благодаря тому, что при их выполнении он придает мячу сильное верхнее вращение. Если учесть еще его уверенную, точную подачу в любой угол поля подачи и «убийственные» удары с лёта, исключительную быстроту передвижения по площадке, а также умение тактически правильно рассчитывать свои действия — становится ясно, почему Лэйвер сумел добиться таких выдающихся спортивных результатов.

Десятки раз я наблюдал Лэйвера в матчах, и всегда меня поражала его способность «перекрывать» всю площадку. Это ценное качество основано не только на быстроте передвижения и выносливости, которые он развил в себе, систематически бегая кроссы и занимаясь гимнастикой, но и на изумительном чувстве предвидения, которое помогало ему заранее «прочитать» удар противника и догонять, казалось бы, безнадежные мячи. За эти удивительные качества и быстроту передвижения Рода Лэйвера прозвали «ракетой». Любопытно, что поначалу эту кличку дал ему иронически его тренер Гарри Хопман еще в юности, по словам самого Лэйвера, за небольшой рост, медлительность, хилость и тощее телосложение. Впоследствии иронии не осталось и в помине. Сам Лэйвер считает, что теннисист-левша имеет большое природное преимущество перед правшой и если сумеет устранить присущие ему недостатки при ударах слева и смеше слева, то может рассчитывать на самый большой успех. Для этого главное, говорит он, хорошо освоить и плоский и сильно крученый удар слева.

У игрока-левши есть свои преимущества, но также и свои недостатки. Левша имеет преимущество при подаче. Он может придать мячу очень сильное боковое вращение и направить его далеко от принимающего подачу, как бы «выбить» его за пределы площадки (особенно при подаче во второе поле). Такой мяч противнику трудно отбить и быстро вернуться на середину задней линии. На «быстрых» кортах левша с хорошей подачей, как, например, Р. Таннер или Д. Макинрой, имеют неоспоримое преимущество. Мяч после их подачи «выбивает» противника далеко за пределы площадки или идет прямо в него. Кроме того, левша, как правило, более естественно выполняет мощный топ-спин справа, используя при этом активную работу кисти. К недостаткам игрока-левши относится неумение справиться со свечой, которая летит через его правое плечо. Очень мало игроков-левшей могут успешно выполнять смеш со своей правой стороны. Но наиболее распространенный недостаток левши — это слабый удар слева. У него этот удар, как правило, резаный и носит защитный характер.

Интересно мнение известного австралийского теннисиста, игрока национальной команды Кубка Дэвиса Джона Александера об игроках-левшах. Д. Александер по манере игры — игрок атакующего стиля, владеющий «пушечной» подачей и отличными ударами с лёта. За время своих выступлений на международной арене он встречался со всеми знаменитыми теннисистами-левшами — Р. Лэйвером, Т. Рочем, Д. Коннорсом, Д. Макинроем и другими. «Левши заставляют теннисистов, играющих правой рукой, сильно менять свою игру. Мне трудно приспособиться играть с левшой, так как он заставляет меня изменять и варьировать мою подачу. Когда я играю с левшой, я дол-, жен подавать в другой угол поля подачи, а это значит выполнять подачу, ког торую я не так часто применяю. В результате я теряю некоторое преимущество своей сильной подачи, особенно против игроков, хорошо принимающих подачу слева...»

Лэйвер считается одним из лучших исполнителей крученых ударов справа и слева. Австралийский теннисист придает исключительно большое значение сильным крученым ударам.

«На крупных соревнованиях, — говорит он, — в которых я играл, все хорошие игроки, за исключением, может быть, К. Розуолла, применяли топ-спины справа. Я твердо уверен, что топ-спины с задней линии являются основой игры. Особенно хороший эффект они дают при выходе противника к сетке. Играя с задней линии, я при ударе справа почти всегда придаю мячу сильное верхнее вращение. Это не трудно сделать. Опустите сначала головку ракетки ниже точки удара по мячу, затем проведите ею по мячу снизу вверх резким движением кисти. При топ-спине мяч пролетает сетку с запасом и остается в пределах площадки.

Если вы собираетесь пользоваться этим ударом — укрепляйте кисть. Я, Артур Эш и многие другие теннисисты с успехом применяем и сильно крученый удар слева».

Каковы характерные особенности крученых ударов Лэйвера? Он пользуется континентальной хваткой для обоих своих ударов с задней линии — и справа и слева. При выполнении удара справа он делает довольно большой петлеобразный замах ракеткой. При игре на быстрых площадках замах у него несколько короче. Готовясь к удару, Лэйвер не дает мячу высоко отскочить от площадки. Благодаря исключительно хорошей координации движений он, как правило, наносит удар по еще только поднимающемуся после отскока мячу. Тем самым он использует скорость и силу полета мяча, посланного противником, и сообщает ему еще большую стремительность, увеличивая тем самым темп игры.

Сильное верхнее вращение Лэйвер придает мячу резким движением кисти в момент удара. После удара ракетка длительно сопровождает мяч в направлении его полета, что обеспечивает хороший контроль за полетом мяча, а заканчивая сопровождение, останавливается впереди и вверху. После его удара мяч летит по дугообразной кривой, а отскок его от площадки быстрый и высокий. Специалисты тенниса считают, что лучшим в мире топ-спином справа владеет Р. Лэйвер, далее идут Б. Борг и Г. Вилас.

«Мой удар справа не имеет ничего необычного, — говорит Лэйвер. — Я выполняю его с активным участием кисти и часто применяю сильную подкрутку мяча. Моя хватка ракетки универсальна. Я не меняю ее ни при ударах справа, ни при ударах слева. Правда, не могу сказать, что при этой хватке удар всегда получается безошибочным. Например, если координация всех фаз удара у меня не на высоте, бывают случаи, теряю контроль над ударом. При восточной хватке удар справа меньше подвержен ошибкам. Когда я бываю в хорошей форме и чувствую полную уверенность в себе, мои сильно подкрученные удары справа получаются довольно эффективными. Мне нередко удаются удары из очень трудных положений. Крученые удары базируются на точном соблюдении координации всех фаз удара и его ритма».

Чем замечателен знаменитый удар слева Лэйвера? Лэйвер — редкое исключение из числа теннисистов-левшей, кто не только уверенно владеет ударом слева, но и может уверенно применять все три разновидности этого удара: плоский, крученый и резаный. Сам Лэйвер считает удар слева своим коронным ударом. Это действительно так. В зависимости от высоты отскока мяча и от игровой ситуации во время розыгрыша очка он применяет тот или иной наиболее выгодный вид удара. Например, при высоком отскоке мяча или низком на скользких площадках он обычно использует резаный удар. Мяч после такого удара отскакивает низко, хорошо контролируется и дает возможность уверенно выйти к сетке. При отскоке мяча на уровне пояса или коленей он чаще всего использует сильно крученый топ-спин и реже — плоский удар.

«На мой взгляд, идеальный удар для подготовки к выходу вперед — это удар с легкой подкруткой или иногда даже несколько подрезанный, — отмечает Лэйвер. — Главное — послать мяч в глубину площадки, длинно. Мне всегда легко удавалось придавать ударам требующийся для данной ситуации характер. Это для меня естественно. Это мой стиль игры. Мне вообще кажется, что левши более разнообразны и более одарены в отношении техники ударов, чем игроки с сильнейшей правой рукой. Если бы я, например, не был левшой, я бы выработал у себя удар справа с восточной хваткой ракетки».

Его удар слева настолько стабильный, что, кажется, он совсем не допускает ошибок при его выполнении. Считалось совершенно безнадежным подавать Лэйверу под его удар слева и бежать к сетке. Это верный проигрыш очка, настолько силен и точен его обводящий удар слева. Нередко он этим своим мощным крученым ударом выбивал ракетку из рук противника, пытавшегося перехватить мяч у сетки. Трудность игры у сетки против Лэйвера заключается также в том, что он искусно маскирует свои действия. «Сеточник» по его подготовительным движениям не в состоянии был определить, какой последует удар: резаный или крученый, вдоль боковой линии или по диагонали, а возможно, его знаменитая крученая свеча.

Очень важно для выполнения эффективного топ-спина, как считает Лэйвер, иметь сильную кисть. Он развил свою (как ее называют, «железную») кисть благодаря длительным упражнениям в сжимании теннисного мяча, тренировкам с эспандером, а также игре в сквош.

Как выглядит удар слева Лэйвера? При подготовке к крученому удару слева он начинает передвижение с левой ноги и одновременно поворачивает левое плечо вправо так сильно, что спина полностью обращена к сетке. В момент удара он резко разворачивается в противоположную сторону. Лэйвер советует представлять себе удар слева как своеобразное раскручивание туловища. В начале замаха головка его ракетки опущена низко (ниже предполагаемой точки удара по мячу). В момент удара струнная поверхность ракетки как бы прочесывает мяч в направлении снизу вверх, придавая ему верхнее вращение. Движение ракетки он заканчивает высоко над левым плечом (рис. 2, а, б, в, г).

Кроме Лэйвера и Оккера топ-спин слева успешно используют А. Эш, Я. Кодеш, Г. Вилас и другие теннисисты. Они считают этот удар очень эффективным оружием, так как он позволяет бить по мячу значительно сильнее, чем при плоском ударе, а вращение мяча удерживает его в пределах площадки.

Зарубежные тренеры и сами игроки, использующие топ-спины в своей игре, рекомендуют изучать их только после освоения обычных ударов с задней линии (плоских и резаных). В этом случае топ-спины будут разнообразить и дополнять игру, сделают ее более уверенной. Они позволят варьировать темп игры и увеличивать возможность маскировки направления полета мяча. Топ-спин очень выгодно применять в парной смешанной игре, так как женщины обычно трудно справляются с сильным вращением мяча. Он для них более труден при приеме, чем мяч, летящий с боль-Шей скоростью, но без вращения.

Многие известные мастера в процессе матча иногда переходят на обычные удары, если топ-спины в данный момент не получаются достаточно уверенно. Так часто поступал Рой Эмерсон. Он считает, что топ-спины дают возможность значительно увереннее играть на соревновании.

«Наибольшая проблема при выполнении топ-спина, — говорит Рой Эмерсон, — тайминг, т. е. правильная координация движений. Если вы ее потеряли на долю секунды, вы допустите грубую ошибку, послав мяч в фон. Б. Борг иногда попадает по мячу не центром, а ободом ракетки, и тогда он летит в небеса. Хороший топ-спин требует большой практики. Если Р. Лэйвер располагает свободным временем от турниров, он тренирует топ-спины по нескольку часов в день, следя за таймингом и укрепляя уверенность в этом ударе. Если вы не имеете достаточно времени, чтобы посвятить его тренировке топ-спинов, то лучше их не разучивать».

Выполняя удары справа и слева, Лэйвер предпочитает бить по мячу несколько впереди себя. Он сам идет на мяч, а не ждет, когда мяч подлетит к нему. Это позволяет нанести более сильный удар, а кроме того, при необходимости быстрее выдвинуться вперед к сетке.

«Я предпочитаю бить по мячу впереди себя, особенно при приеме подачи, — говорит Лэйвер. — Я тянусь к мячу, чтобы выполнить размашистый удар справа. Это гораздо удобнее, чем натыкаться на мяч. Я настолько привык к этому, что мои ноги автоматически принимают соответствующее удару положение».

Очевидно, Лэйвер не достиг бы таких удивительных результатов, если бы другие его удары не были бы такими же отлично отработанными, как и крученые удары с задней линии. Подача у него достаточно сильная, точная и уверенная — эталон для теннисистов среднего роста, играющих левой рукой (его рост 175 см). Именно из-за своего относительно невысокого роста Лэйвер редко использует плоскую подачу, при которой мяч у него часто попадает в сетку. В большинстве случаев он применяет резаную подачу, после которой мяч, получив боковое вращение, не выходит за пределы поля подачи, и его можно уверенно ввести в игру с первой подачи.

После резаной подачи Лэйвера (не забывайте: он левша) мяч летит под удар слева теннисисту, играющему правой рукой, — это дает преимущество австралийцу. Он умеет варьировать подачу. В игре со спортсменами, которым трудно отбивать мяч, отскакивающий на высоту плеча, Лэйвер применяет крученую подачу. Его крученая подача в первое поле «выбивает» соперника далеко за боковую линию и оставляет открытой всю площадку. Подавая во второе поле, он добивается того же. В этом случае противнику трудно ответить косым ударом и он обычно направляет мяч вдоль боковой линии. Поэтому после косой подачи Лэйвер, выбегая к сетке, перемещается так, чтобы закрыть свою площадку от опасных ударов вдоль линии.

Особенно успешно использует Лэйвер крученую подачу в парной игре, так как благодаря относительно медленному полету мяча и далекому высокому отскоку он легко успевает достичь сетки, что особенно важно в парной игре. Лэйвер рекомендует применять крученую подачу на кортах плохого качества — неровных, сырых, где она особенно эффективна из-за самых неожиданных отскоков мяча.

Теннисисты, имеющие хорошую подачу, обычно уверенно выполняют и удар над головой (смеш). Не является исключением и Лэйвер, которому не составляет труда из любого места корта «убить» «свечу» смешем. В зависимости от «свечи» (короткой, глубокой или очень высокой) Лэйвер использует три вида смеша. Когда «свеча» короткая и низкая, он направляет мяч косо, под острым углом к сетке. Если «свеча» глубокая (мяч падает у задней линии), он сильным ударом направляет мяч близко к задней линии площадки соперника в левую или правую сторону. При высокой и глубокой «свече», когда мяч опускается почти вертикально, Лэйвер дает мячу отскочить от земли и затем сильным смешем направляет в один из углов площадки.

Сам он так советует выполнять смеш: «Выполняйте смеш таким же движением, как и подачу, но с более коротким замахом, и не придавайте мячу вращения. Очень внимательно смотрите на мяч и постарайтесь занять такую позицию, чтобы мяч опускался над вашей головой. Смеш — атакующий удар, поэтому бейте по мячу сильно».

Уверенно владея не только всеми основными ударами, но и их разновидностями, Лэйвер тактически разнообразно строит свою игру в зависимости от особенностей противника, с которым встречается, от покрытия площадки, от внешних условий игры. Его справедливо называют родоначальником современной тактики игры по всей площадке. При обмене ударами из глубины площадки австралийский теннисист чаще всего играет косыми ударами, а если соперник направляет мяч коротко, то отвечает ударом вдоль боковой линии, используя крученый удар. Лэйвер считает, что вышедшего к сетке игрока легче обвести ударом вдоль линии или сильно закрученной «свечой».

При выходах к сетке для завершающего удара с лёта Лэйвер очень часто направляет мяч не в углы площадки, а использует так называемую теорию центра, посылая мяч к середине задней линии корта. Это затрудняет противнику возможность нанести сильный удар, так как он привык бить по мячу далеко от себя и сбоку от туловища. Кроме того, противнику трудно направить обводящий удар под острым углом к сетке. Главное при таком выходе к сетке, считает Лэйвер, — это умение направить мяч глубоко, т. е. близко к задней линии. Этому способствует то обстоятельство, что мяч летит через самую низкую часть сетки, обеспечивая высокий процент попадания в площадку.

Р. Лэйвер — К. Розуолл («Ролан-Гарро», Франция, 1969 г.). Соперником Лэйвера в финале открытого чемпионата Франции был его соотечественник Кеннет Розуолл. Розуолл был среди лучших игроков мира, выступая и как любитель (1952—1956 гг.), и как профессионал (1956—1968 гг.). Не менее успешно он выступал и позже, когда стали проводиться открытые турниры, в которых стали играть и любители, и профессионалы.

Розуолл предпочитал вести игру с задней линии, используя удивительно точные и безошибочные удары справа и слева. Его игру сравнивали с работой хорошо отрегулированной машины. Знаменитый удар слева Розуолла и сегодня считается одним из самых лучших в мире. Он у него слегка подрезанный. Резаным ударом обычно бывает трудно обвести атакующего игрока у сетки, так как мяч имеет недостаточную скорость полета. Но удар слева Розуолла настолько сильный и хорошо контролируемый, что он может уверенно направить мяч под любым углом в намеченное место площадки противника. Особенно успешно Розуолл вел игру на «медленных» кортах. Он очень вынослив и быстр, уверенно играл с лёта. К недостаткам его технического вооружения можно отнести лишь подачу. Она у него не очень сильная и, как правило, резаная. Но его приему подачи на любом покрытии кортов могут позавидовать все высококлассные мастера тенниса.

Таков был грозный соперник Лэйвера в финале чемпионата, который проходил на глино-песчаных кортах стадиона «Роллан-Гарро», расположенного на окраине Парижа. Лэйвер и Розуолл встречались очень часто на самых различных турнирах и хорошо знали достоинства и недостатки друг друга. Их встречи проходили с переменным успехом. Но последние две встречи до этого финала, также проходившие на «медленных» кортах, выигрывал Розуолл. Вполне естественно, что Лэйвер жаждал реванша. Интерес к этой встрече двух выдающихся австралийцев был велик. Но, к сожалению, 14 тысяч зрителей, которые наблюдали этот матч на центральном корте, настоящей борьбы не увидели. В первом сете Розуолл, проигрывая 1:3, выравнял положение и повел со счетом 4:3. Внимательно наблюдая за ходом матча, я понял, что «машина», как называли Розуолла, заработала бесперебойно. Но Лэйвер сравнял счет и выиграл первый сет (6:4). Он играл внимательно, его удары справа и слева были достаточно глубокими, а удары с лёта неотразимыми. К сетке он выходил регулярно. Даже знаменитый обводящий удар слева не приносил Розуоллу выигрышных очков; он никак не мог перехватить инициативу.

Выиграв первый сет, Лэйвер заиграл еще увереннее. Мяч после его топ-спинов справа и слева ложился так близко к задней линии, что Розуоллу трудно было использовать свой коронный удар слева и выйти к сетке. А если он все же и выходил к сетке, то не в состоянии был перехватить сильные крученые удары справа и слева: они заставали его на полпути к сетке. Матч закончился в три сета (6 : 4, 6 : 3, 6 : 4). Победа в открытом чемпионате Франции была для Лэйвера ценной не только тем, что он выиграл у своего именитого соперника на его любимых «медленных» кортах, но и тем, что она давала ему надежды завоевать почетнейший трофей «Большой шлем» во второй раз. Лэйверу оставалось пройти еще два серьезных испытания (чемпионат Австралии он уже выиграл в начале года): Уимблдон и открытый чемпионат США. Уже писалось, он прошел их с блеском и осуществил свою мечту — вторично стал обладателем «Большого шлема».

Р. Лэйвер — К. Розуолл (Даллас, США, 1972 г.). Постоянные соперники и большие друзья Лэйвер и Розуолл в 1972 г. встретились в финале так называемого мирового теннисного чемпионата — одного из самых грандиозных соревнований, в котором участвуют все сильнейшие профессионалы и любители. Чемпионат состоит из серии турниров, проводимых в различных странах. По окончании этих турниров восьмерка сильнейших теннисистов, определяемая по довольно сложной системе, попадает в финал, который по традиции разыгрывается в мае в американском городе Далласе.

Финал 1972 г. ожидался с большим нетерпением. Недаром после окончания матча специалисты и спортивные обозреватели назвали его самым интересным и захватывающим в истории тенниса. 8 тысяч зрителей стали счастливыми обладателями билетов. Матч был полностью снят на пленку и впоследствии был выпущен фильм, рассказывающий подробно обо всех перипетиях борьбы. Проводился он в зале на площадке с синтетическим покрытием зеленого цвета желтыми мячами при электрическом освещении. Матч длился 3 часа 45 минут, пять сетов, два последних из которых были разыграны только в 13-м, решающем гейме (тай-брейке). С первых же минут Лэйвер начал мощно атаковать и повел со счетом 5:1, прежде чем Розуолл сумел наладить свой обводящий удар слева и удары с лёта. Он слишком поздно попытался выравнять положение, и Лэй-вер выиграл первый сет (6 : 4). Во втором сете у Лэйвера разладилась первая подача, а когда она не получалась, он попадал в трудное положение. Атакующий удар Розуолла при приеме второй подачи был безошибочен. Лэйвер пытался усилить вторую подачу, но при этом нередко допускал двойные ошибки. Розуолл быстро и легко выиграл последующие два сета (6:0, 6 : 3). В четвертом сете борьба была равной — закончилась розыгрышем тай-брейка с минимальным преимуществом Лэйвера.

При счете 4 : 4 в пятом, решающем сете Розуолл проиграл гейм на своей подаче. Видно было, что он очень устал, — сказывались 38 лет. Но и Лэйвер, видно, устал не меньше своего соперника и не смог закончить матч на своей подаче. Противники демонстрировали два противоположных стиля игры: Лэйвер непрерывно атаковал, а Розуолл в ответ контратаковал. Счет стал 6 : 6. Во время тай-брейка Лэйвер ценой неимоверных усилий лидировал по очкам 5 : 3, и ему на своей подаче оставалось выиграть только два очка, чтобы стать победителем. Оба раза Лейвер направлял мячи под левую руку противнику и бежал к сетке, но оба раза не мог перехватить мяч. Теперь моральное преимущество было на стороне Розуолла. Он вышел вперед — 6:5. Матч-болл в его пользу. На очередную подачу Розуолла Лэйвер ударом справа отбил мяч в сетку, и матч закончился в пользу Розуолла (4 : 6, 6 : 0, 6 : 3, 6 : 7, 7 : 6), которому еле хватило сил дойти до раздевалки. Это был один из немногих главных матчей, который проиграл Лэйвер. Но надо отдать должное его противнику, с которым они вместе прошли большой и сложный путь теннисных асов.

Как и подавляющее большинство австралийских теннисистов, на площадке Лэйвер всегда вел себя безукоризненно. Несмотря на любые неожиданности, возникавшие во время матчей, любые драматические ситуации в ходе борьбы, он всегда оставался спокойным и уравновешенным. Его изумительные, мощные удары, гибкая тактика игры по всему корту, воля и выдержка принесли ему много заслуженных побед. До сего времени, выступая в международных турнирах своего возраста, он неизменно занимает высшие ступеньки на пьедесталах победителей.

©2009-2010 Теннис в Ровно. При любом использовании материалов сайта ссылка на tennis.rovno.ua обязательна