Счетчики

Реклама

Бьёрн Борг (Швеция, 1956 год рождения)

Рис.9 Рис.10

Такой удивительной спортивной карьеры, как у Бьёрна Борга, не знала история тенниса. Многие теннисные авторитеты считают его величайшим теннисистом всех времен. Даже из блестящей плеяды игроков мирового класса последнего десятилетия Борг выделяется своим ярким талантом и самобытным характером игры.

Основой игры, которую показывал Борг, являлись сверхмощные, сильно крученые удары справа и слева (топ-спины). Они лучшие и наиболее уверенные в арсенале его различных ударов. Поэтому, придерживаясь тактики игры по всему корту, он все же тяготел к игре с задней линии. Топ-спины Борга были настолько стабильны и точны, что даже на травяных кортах Уимблдона, которые считаются одними из самых «быстрых» в мире, он вел атакующую игру с задней линии, нередко ставя своих противников сеточников» в положение защищающихся, а не нападающих. Он очень много передвигался по площадке, полагаясь на свою быстроту, выносливость и почти безошибочный обводящий удар, которым он разрушал атаки соперников, играющих у сетки.

Борг — один из немногих теннисистов экстракласса, кто постоянно работал над совершенствованием отдельных элементов игры. Его удары с лёта из года в год становились увереннее. Играя в основном с задней линии, он выходил к сетке, только если был уверен, что может ударом с лёта наверняка «убить» мяч.

Борг начал играть в теннис с девяти лет, когда отец подарил ему теннисную ракетку. В детстве он увлекался хоккеем, очень популярным видом спорта в Швеции. Юный Бьёрн два года играл в детской хоккейной команде и мечтал стать игроком национальной сборной. И все же теннис привлекал его больше, и он целыми днями играл мячом о стену соседского гаража, стараясь как можно дольше удерживать мяч в игре, воображая, что перед ним соперник. Это помогло ему выработать внимание и упорство — качества, которые потом оказали ему большую помощь в достижении выдающихся результатов. С 12 лет Бьёрн начал участвовать во всех проводимых в стране детских соревнованиях, а через два года его уже допустили к соревнованиям взрослых.

В таком раннем возрасте, как Борг, никто из теннисистов не добивался столь высоких результатов: в 15 лет он уже выиграл крупнейший юношеский международный турнир в США и стал чемпионом Швеции среди взрослых.

Впервые я увидел Бьёрна Борга, когда ему было 17 лет, во время его первого выступления в Уимблдонском турнире. Худой, застенчивый юноша с длинными светлыми волосами и голубыми глазами (поклонницы называли его «голубым ангелом») без устали бегал по площадке, и наносил мощные крученые удары, побеждая соперников безошибочной атакующей игрой с задней линии. В четвертьфинале после упорнейшей, изнурительной борьбы в пятисетовом матче он уступил лучшему теннисисту Великобритании Роджеру Тейлору.

Глядя на этого физически не очень крепкого юношу, упорно сражавшегося и тратившего много усилий при розыгрыше каждого очка, я подумал, что он может загубить себя раньше времени непосильными физическими нагрузками. Так, очевидно, думали большинство специалистов и зрителей, наблюдавших за его неимоверными усилиями во имя достижения победы. Однако сам Борг и его тренер, в прошлом чемпион Швеции, Леннарт Бергелин, постоянно разъезжающий с ним по всем турнирам, были другого мнения. В ответ на мои опасения Бергелин сказал, что, по его мнению, для здорового 17-летнего юноши такие нагрузки вреда не принесут. Как оказалось впоследствии, он был прав. Но для этого надо было обладать феноменальной выносливостью и энергией, чтобы участвовать в таком большом количестве турниров и показывать при этом удивительно высокие результаты.

Чтобы представить себе, какие физические и нервные нагрузки выдерживал Борг, можно проследить его маршрут, который проходил в первой половине сезона 1974 г. буквально вокруг света. Следует учесть при этом, что во время этого головокружительного турне Борг соревновался с лучшими представителями теннисной элиты, разъезжающими по крупным международным турнирам. Начало года он ознаменовал победой на турнире в Новой Зеландии, десять дней спустя он был в Филадельфии, двумя неделями позже в Италии, следующая неделя — Лондон, здесь он выиграл турнир в «Альберт Холле», затем Барселона, где в финале проиграл Артуру Эшу.

Следующую неделю Борг у себя на родине выиграл Скандинавский турнир, через неделю сделал прыжок через экватор и оказался в Сан-Паулу, где соревнования принесли ему победу в мировом теннисном чемпионате; еще через неделю он был уже на кортах в городе Таксоне (США).

Неделя перерыва дала Боргу возможность выступить в показательных матчах в двух американских городах, далеко расположенных друг от друга; потом он пересек Тихий океан и прибыл в Токио. После шести дней соревнований в Японии он снова вернулся в США, в Хьюстон, где в местном турнире дошел до финала, проиграв Роду Лэйверу. Затем Монреаль, где он участвовал в парном чемпионате в рамках мирового теннисного чемпионата, после чего на турнире в Далласе в финале играл с Джоном Ньюкомбом. Два дня спустя Борг был уже дома, в Швеции, чтобы подготовиться к выступлению в очередном круге розыгрыша Кубка Дэвиса; затем перелет в Рим, где утром в марафонском матче победил Гильермо Вила-са, а днем в финале разгромил Илие Нэстасе. Выиграв эти два матча, Борг стал самым молодым победителем открытого чемпионата Италии. Две недели спустя он взял верх над Маноло Орантесом и стал победителем открытого чемпионата Франции.

Согласитесь, что выиграть два таких крупных чемпионата (Италии и Франции) после шести напряженных месяцев перелетов и участия в турнирах может не каждый.

В 20 лет Бьёрн Борг осуществил свою мечту — стал победителем Уимблдонского турнира и пять лет подряд (с 1976 по 1980 г.) выигрывал его, установив таким образом своеобразный рекорд.

Мне особенно запомнилось выступление Борга на Уимблдонском турнире в 1976 г. Шведский теннисист уже не выглядел робким юношей, как три года назад, окреп физически. Но с такой же энергией, как и раньше, быстро и много передвигался по площадке, ведя длительный розыгрыш очка, атакуя при этом сверхмощными топ-спинами. Он довольно легко и уверенно в предварительных кругах победил соперников, включая двух «звезд» первой величины — Г. Виласа и Р. Таннера. Аргентинец Вилас играет в такой же манере, как и Борг, и пытался мощными топ-спинами с задней линии переиграть своего соперника, но не смог. Мощнейшие подачи и непрерывные выходы к сетке Таннера шведский теннисист хладнокровно пресекал расчетливыми кручеными ударами. В финале турнира Борг встретился с Илие Нэстасе. До того матча счет личных встреч Нэстасе — Борг был 7 : 3 в пользу румынского спортсмена. Многие считали, что он победит и на сей раз.

Как правило, в большинстве финалов Уимблдонского турнира розыгрыш очка бывает очень коротким — в два-три удара. Однако этот финал между Боргом и Нэстасе был необычным. Встретились два игрока, придерживающихся почти одинаковой тактики игры. Они не рвутся после каждого мяча к сетке, а предпочитают разыгрывать многоходовые комбинации. Оба спортсмена сильно и пласированно подают и уверенно, в атакующей манере принимают подачи, используя при этом в основном топ-спины. Большинство очков они разыгрывали, выискивая слабые места в обороне, обменивались мощными кручеными ударами с задней линии, а в случае необходимости терпеливо подготавливали выход к сетке и уверенно заканчивали розыгрыш очка ударами с лёта. Игра проходила в высоком темпе. Но все же мощнейшие удары справа и слева Борга были более надежными, чем у Нэстасе. В ударах шведского теннисиста чувствовалась какая-то удивительная уверенность. Он выполнял их безошибочно по 10—15 раз из разных углов площадки, и создавалось впечатление, что, если потребуется, он сможет так же безошибочно и сильно отбивать мяч и 50 раз подряд. Его движения неторопливы, экономны и мягки. Но когда требует обстановка, он становится очень быстрым и не жалеет сил, чтобы догонять даже безнадежные мячи. Он очень рано готовится к удару, сосредотачивает все внимание на мяче, поэтому у него всегда достаточно времени для подготовки к удару.

Тот матч закончился победой Борга в трех сетах. Он показал, какое большое значение имеют стабильные, сильно крученые удары даже при игре на «быстрых» кортах. С уверенностью можно сказать, что Борг в основном благодаря своим сверхмощным ударам справа и слева добился таких высоких и, что очень важно, стабильных результатов и стал одним из выдающихся теннисистов современности.

Опрос, проведенный в 1978 г. среди лучших профессиональных теннисистов, показал, что лучшим ударом справа среди всех теннисистов владеет Борг.

Удар справа Борг выполнял держа ракетку западной хваткой (кисть его руки находится как бы сзади ручки). Он наносил сильный хлыстообразный удар по мячу, делая для этого большой замах ракеткой (значительно больший, чем замах Лэйвера). Струнная поверхность его ракетки при этом как бы закрыта — она обращена вниз (рис. 9, а). В конце замаха головка ракетки опускается ниже уровня, на котором производится удар (рис. 9, б). После окончания замаха Борг постепенно открывал ракетку, ведя ее вперед, и наносил сильный удар немного ниже центра мяча. Он бил как бы под мяч (рис. 9, в). Сильное вращение он придавал мячу резким движением предплечья и кисти в момент удара. При этом струнная поверхность ракетки как бы обволакивала поверхность мяча по верху. Заканчивал Борг удар полностью закрытой ракеткой у левого плеча (рис. 9, г).

Во время удара мяч проходит по всей поверхности струн его ракетки (от одного края обода до другого) по диагонали. Кроме мощного вращения Борг придавал мячу и сильное поступательное движение резким движением вперед всего туловища, правого плеча и руки. Благодаря такому сильному вращению мяч в полете после удара принимает вытянутую овальную форму. Противнику ударом с лёта такой мяч очень трудно отразить точно центром ракетки, а при малейшем отклонении от центра мяч летит в сетку или за пределы площадки. Вот почему «сеточник», если даже и перехватывал обводящий топ-спин Борга, имел мало надежды сделать точный удар с лёта.

Сильная натяжка ракетки, которой играл Борг, способствует приданию мячу такого мощного вращения. Никто из ведущих теннисистов не играет ракеткой с такой сильной натяжкой, как Борг, — 36 кг. Для сравнения заметим, что натяжка ракетки у Д. Коннорса 32 кг, а у других игроков — в пределах 30 кг. Поэтому Борг во время своего, как его называют, «сумасшедшего» удара справа достигал такого огромного сжатия мяча, что он приобретал овальную форму. Вес ракетки Борга — 14, 5 унции, баланс в головку, ручка со сверхдлинным ремешком (для удобства хватки двумя руками). Тяжелая ракетка, да еще с балансом в головку, требовала от Борга более ранней подготовки к удару и больших усилий, в то же время большой вес ракетки увеличивал мощь и стабильность его ударов.

Шведский теннисист одинаково уверенно выполнял удары справа и слева, но довольно часто во время розыгрыша очка с задней линии забегал на левую сторону своей площадки, чтобы лишний раз применить самый любимый сильно крученый удар справа. Борг мало заботился о длине (глубине) своего удара. Он не посылал мяч близко к линиям, — это более рискованно. Даже при коротком ударе сильное верхнее вращение мяча дает высокий и далекий отскок и тем самым удерживает противника за задней линией площадки. А это затрудняет проведение атакующего удара для выхода к сетке. Необоснованный же выход противника к сетке из глубины площадки, можно смело сказать, наверняка закончится потерей очка, так как уверенный топ-спин Борга застигнет его на полпути к сетке.

Удар слева Борга наряду с ударом слева Коннорса считается специалистами лучшим ударом слева среди современных игроков. Свой удар слева Борг выполнял довольно необычным способом — двумя руками. Правда, удары слева двумя руками стали теперь не такими уж редкими среди игроков. Особенностью удара слева Борга являлась удивительная стабильность попадания мячом в намеченное место площадки (опять-таки в основном благодаря сильному верхнему вращению мяча) и скрытости выполнения удара. Порой казалось, что он вообще не может допустить ошибки при ударе слева, настолько тот был стабилен.

Держа ракетку двумя руками, Борг делал небольшой петлеобразный замах, затем выносил ее вперед навстречу мячу. Верхний край обода при этом слегка отклонялся назад, а головка ракетки низко опускалась. Усилием обеих рук и всего туловища он наносил сильный удар по мячу немного ниже его центра. Резким поворотом вправо в момент удара шведский теннисист придавал мячу дополнительную скорость, резким движением кистей рук — сильное верхнее вращение (рис. 10, а, б, в, г).

Скрытности направления своего удара Борг достигал благодаря одинаковому замаху и расположению ног при подготовке к различным ударам: вдоль линии, по диагонали или «свечой». Лишь в самый последний момент перед ударом по мячу он придавал ракетке соответствующий наклон и сопровождал ею мяч в желаемом направлении. Поэтому противнику, находящемуся у сетки, так трудно было заранее определить направление его обводящего удара и подготовиться к его отражению. Существенную роль при выполнении Боргом удивительно мощных крученых ударов справа и слева играла и рациональная работа ног. Он быстро, но в то же время без спешки перемещался по площадке, готовясь к удару, и оказывался у мяча с готовым замахом, как бы сильно и далеко тот ни был послан противником. Сам удар Борг производил с согнутыми ногами, но в самый последний момент удара быстро, но в то же время плавно выпрямлял их словно пружины, помогая тем самым вложить вес всего тела в удар.

Не менее важен и его так называемый выход из удара. Его ноги и туловище после удара оказывались в таком положении, что он готов был к новому старту для бега в ту или иную сторону площадки или вперед к сетке.

Вот что говорит сам Борг о своих ударах:

«Согласно теории профессиональных тренеров я все делаю неправильно. Для удара справа пользуюсь западной (закрытой) хваткой ракетки, которая требует очень сильной кисти. Мне говорили, что ни один современный чемпион не пользуется западной хваткой и советовали изменить сам удар. Но этот удар стал лучшим моим ударом. Я рад, что не послушался таких советов. Мой удар слева также необычен — кистевой удар двумя руками закрытой хваткой. Очевидно, основа механики моих ударов не традиционна, и, возможно, поэтому необычны результаты. Например, принято считать, что главное во всех ударах по отскочившему мячу — их длина. Если мяч приземляется в 30 сантиметрах от задней линии, это считается отличным ударом. Но я так не считаю. Хотя мои обводящие удары часто выглядят неэффектно, в них имеется большой запас прочности и уверенности. Если мой мяч падает в 30 сантиметрах от задней линии площадки, то это случайность, потому что я для большей безопасности намеревался направить его за два метра до задней линии.

Удары с задней линии у меня кистевые, поэтому мне трудно контролировать мяч, направляя его слишком близко к задней линии. Я обеспечиваю глубину очень мощным вращением мяча, который после приземления отскакивает далеко за задней линией. Таким образом я достигаю и глубины и безошибочности. Поэтому при моем «сумасшедшем» ударе справа с западной хваткой ракетки и кистевом двуручном ударе слева ударяю по мячу и придаю ему очень сильное верхнее вращение. Сильный топ-спин является как бы моей фабричной маркой, и если я имел смелость не изменить его в юности и разрушил условные понятия о хватках ракетки и глубине ударов, то и мог продолжать успешно бороться не только в предварительных кругах Уимблдонского турнира, но и побеждать в финалах».

В отличие от большинства специалистов, считающих, что при обмене ударами с задней линии нужно находиться примерно в 50—60 см от нее, Борг располагался в два-три раза дальше. Он считал, что если играть внимательно, находясь на таком довольно большом расстоянии от задней линии, то можно отбить любой удар противника, какой бы длины и силы он ни был.

Борг также оригинален и в приеме подач. Обычно рекомендуется при приеме первой подачи находиться сантимертах в пятидесяти за задней линией, а при приеме второй подачи сантиметрах в пятидесяти до задней линии.

«Моя позиция при приеме подачи,— говорит Борг, — дальше чем в трех метрах за задней линией. Когда подают Таннер, Макинрой или еще кто-нибудь из игроков с мощной подачей, я стою еще дальше. Почему? Я хочу как можно дольше видеть мяч при сильной подаче. Мне нужно довольно много времени, чтобы увидеть направление нанесенного удара по мячу, затем повернуться, сделать замах и ударить по мячу. Может быть какой-нибудь игрок и может эффектно отразить одну такую подачу, стоя внутри корта, но пропустит дюжину. Моя идея заключается в том, чтобы отражать каждую подачу так, чтобы это оказало давление на подающего и лишило бы его уверенности. Так как при приеме подачи моя цель не немедленный выигрыш очка, а только введение мяча в игру, то я принимаю подачу спокойно, не нервничая. Располагаясь далеко за задней линией, я имею достаточно времени для подготовки к удару и избавляю себя от излишнего напряжения. В результате у меня есть возможность выполнить выигрышный прием подачи лучше других игроков».

Самое сильное качество Борга — упорство. Он всегда вел борьбу до последнего мяча, считая, что даже в проигрышной ситуации все-таки можно победить. Он не строил каких-либо стратегических планов, а целиком полагался на интуицию.

Борг говорил: «Я играл много матчей и турниров. Когда разыгрывалось важное очко в игре — гейм-болл, сет-болл или матч-болл, моя интуиция всегда срабатывала. Если я проигрывал, то использовал каждый шанс для выигрыша. Я не умею играть разнообразно — у меня только одна игра: терпение и еще раз терпение, играя с задней линии. Мой план прост, поэтому мне легче сосредоточиться. Нет никаких сомнений, нет проблем. Я не могу рассчитывать на какую-то особую стратегию, кроме как на то, чтобы направлять мяч высоко над сеткой, избегая ошибок. Я не экономлю силы. Если мой соперник имеет недостатки, я их использую. В этом случае я инстинктивно направляю мяч туда, куда нужно. Я никогда не останавливался и не думал, куда послать мяч — вдоль линии или по диагонали. Я просто делал это».

Некоторые авторитеты тенниса считают игру Борга монотонной, почти скучной, представляя шведского теннисиста своеобразным человеком-полуавтоматом, порабощенным своей собственной безупречной техникой. Но в то же время они признают его великолепное мастерство, его фантастическую выносливость, неуемное желание бороться и побеждать.

Не следует забывать, что Борг относится к тем чемпионам, которые, несмотря на свои выдающиеся достижения, продолжали непрерывно работать над совершенствованием игры. Так, будучи уже в ранге чемпиона Уимблдона, Борг значительно улучшил подачу, и она стала одной из лучших в мире. Кроме того, он много времени в тренировках уделял улучшению ударов с лёта. В целом его игра стала более универсальной.

Как тренировался Борг? В начале своей спортивной карьеры Бьёрн предпочитал отрабатывать отдельные элементы. При этом он любил играть сразу против двух партнеров. Особое внимание он уделял отработке ударов с задней линии по заданным направлениям. Для этого, находясь на задней линии, он направлял поочередно мяч партнерам (которые тоже располагались за задней линией) мощными топ-спинами, варьируя их длину и направление. Он стремился отразить самые трудные мячи, посылаемые партнерами (длинные, короткие, косые), и обязательно отбивал их только после первого отскока. В следующем упражнении партнеры располагались у сетки, а Борг стремился обвести их кручеными ударами справа и слева, направляя мяч очень косо или перебрасывая «свечой» через партнеров.

В дальнейшем характер его тренировок претерпел значительные изменения. Он отказался от совершенствования ударов по заранее определенным направлениям. Вот так он описывал свои тренировки в 1981 г.:

«Последние пять лет, когда я выигрывал Уимблдонский турнир, мой порядок тренировок фактически остается одним и тем же. После чемпионата Франции (июнь) я отдыхаю три дня: совсем не играю, только сплю и ем. Чемпионат Франции настолько утомительный в физическом и моральном отношении, что после него я не хочу даже видеть теннисный мяч. Мы поселяемся в местечке Хепстед (в 45 минутах езды от Уимблдона). Рядом с отелем находятся травяные теннисные корты. Там я тренируюсь четыре часа в день, два утром и два вечером, с моими постоянными партнерами В. Герулайтисом, X. Гунт-хардом и Б. Мартином.

Утром в первый день я выхожу на площадку и около 45 минут только восстанавливаюсь, привыкая к мячу, разминаюсь. Никакой игры по элементам. Только удары справа, затем слева. Я их только набиваю. Фактически в первую неделю мы играем дольше, чтобы привыкнуть к отскоку мяча на траве. Я не люблю игру по элементам. Это скучно. Не играю по элементам более пяти лет. После такой разминки мы играем четыре-пять сетов утром и столько же вечером. Уделяем особое внимание подаче, которую я считаю наиболее важным элементом для игры в Уимблдоне. Но сейчас большинство игроков уже имеют хорошие подачи. Поэтому считаю, что разница между победой и поражением в Уимблдонском турнире заключается в умении принимать подачу. Когда турнир начинается, я редко тренируюсь больше часа в день, если это не мой свободный день. Тренировка перед финалом у меня длится не более 20— 30 минут, как разминка у гитариста перед концертом. Это, собственно, не тренировка, а восстановление чувства мяча. Если бы я имел длительную тренировку непосредственно перед важным матчем, то потерял бы остроту восприятия. Если я не в форме, то не приобрету ее, тренируясь даже два часа подряд. Я никогда не бегаю кроссы для поддержания физических кондиций до или во время чемпионата. Бегаю только дома, на отдыхе. Я считаю, что бег полезен всем, но не марафонские дистанции. Спринт очень полезен. Вы ведь не бежите милю, играя в теннис, а пробегаете тысячу раз отрезки по 30 метров. Бегаю на корте, когда тренируюсь четыре, пять, а иногда и шесть часов в день».

Исключительно хорошая тренированность позволяла Боргу выдерживать самые напряженные поединки и ежегодно участвовать в большом количестве турниров. Пульс у Борга в спокойном состоянии составлял только 35 ударов в минуту, давление 70/30. Это физиологический феномен, утверждают врачи.

Кроме технических приемов, отработанных до автоматизма, выносливости и страстного желания выиграть во что бы то ни стало у Борга была еще одна черта характера, которая помогала ему одерживать многочисленные победы, — спокойное, спортивное поведение на корте.

Вот как, по его словам, он этого добился: «Мне часто задают вопрос, почему я такой спокойный на корте и никогда не реагирую даже на ошибки судей. Я переживаю ошибки судей так же, как и любой другой игрок, но держу это при себе. Почему? Когда мне было 12 лет, я часто кидал ракетку и спорил с судьями, испытывал большое удовольствие, послав мяч через ограждение корта. Мои родители были шокированы моим поведением и, в конце концов, отказались приходить смотреть, как я играю. Однажды я был дисквалифицирован Федерацией тенниса Швеции. Я жил в небольшом городе, и весть о моей дисквалификации быстро распространилась. Люди шептались за моей спиной о «невоспитанном мальчике» в шведском теннисе. Я принял это очень близко к сердцу. Ужасное испытание, которое я помню, как будто это было вчера. Теперь, если мой противник спорит или судья ошибается не в мою пользу, я ничего не говорю вслух. Говорю все про себя, а если буду возражать громко, знаю, что буду волноваться, поэтому и решил никогда этого не делать».

Весь внешний облик Борга во время соревнований говорил о его сосредоточенности. Он никогда не смотрел по сторонам во время матча. Если очко не разыгрывалось, голову всегда опускал, как будто он что-то искал на площадке. Он никогда не отвлекался во время игры, как это делают Нэстасе, Оккер, Кон-норс, Макинрой и другие.

Матчи Борга всегда интересно было смотреть, так как они всегда были полны непредвиденных игровых ситуаций, а часто и драматических эпизодов. Но особенно интересны были его финальные матчи в Уимблдонском турнире, в которых, как в фокусе, собирались и выявлялись все лучшие качества выдающегося спортсмена — быстрота, стабильность, хладнокровие и поразительная воля к победе.

Б. Борг — Д. Макинрой (Уимблдон, 1980 г.). Путь шведского теннисиста к финалу этого турнира был несколько легче, чем его конкурента Макинроя. В полуфинальном матче он довольно легко справился со своим соперником Б. Гот-фридом (США), а Макинрою пришлось преодолеть упорное сопротивление одного из претендентов на высокий титул этого турнира — Коннорса, который в четвертьфинале лишь в пятом сете победил своего земляка Таннера. Кроме того, Боргу повезло и с погодой. Он успел сыграть полуфинальный матч в четверг, до дождя. А матч Макинрой — Коннорс из-за дождя был перенесен на пятницу, и Макинрою сразу же после этого матча пришлось играть другой полуфинальный матч — мужского парного разряда. По установившейся традиции финал всегда играется в субботу, поэтому Макинрой, конечно, не мог так хорошо отдохнуть и подготовиться к решающему финальному поединку, как Борг, который имел перед финалом целый день отдыха. Трудно было зрителям пожелать более интересного состава финала: игрок мира номер один встречался с игроком номер два — невозмутимый швед против темпераментного американца. Зрители надеялись увидеть в "финале захватывающую борьбу двух лучших игроков и не обманулись в своих ожиданиях.

Исключительно упорной и драматичный матч Борг — Макинрой длился 3 часа 52 минуты и закончился победой Борга лишь в пятом, решающем сете. По мнению обозревателей и многих специалистов, этот финал был одним из самых волнующих, захватывающих и изнурительных в истории тенниса. «Это был мой самый лучший финал Уимблдон-ского турнира», — заявил счастливый Борг сразу после окончания матча. Зрелищно он был интересен тем, что оба соперника придерживались современного стиля ведения игры по всей площадке. Но так как Борг более уверенно владел мощными топ-спинам справа и слева, то он больше тяготел к игре на задней линии, а Макинрой в своих атакующих действиях больший акцент делает на мощную подачу и удары с лёта.

Из первых трех сетов два закончились в пользу Борга. Четвертый сет был наиболее захватывающим и драматичным. Шведский теннисист вел 6 : 5 и 40 : 15 на своей подаче, т. е. имел двойной матч-болл. Однако Макинрой неотразимыми ударами с лёта выравнял счет (6 : 6). В розыгрыше тай-брейка Борг снова имел матч-боллы (четыре), но Макинрой также сумел их отыграть и довел до победы этот важный гейм со счетом 18 : 16, а с ним и сет (7 : 6). Один этот сет длился час девять минут.

«Я думаю, что, проиграв такой тай-брейк, большинство игроков наверняка упали бы духом, сникли бы, но не Борг», — сказал потом об этом решающем гейме Джон Макинрой.

Не менее интересным был и пятый, решающий сет. Подавать начал шведский теннисист, и каждый из соперников выигрывал геймы на своих подачах до счета 7 : 6. Затем на подаче Макинроя Борг имел 40 : 15 (два матч-болла). Первый матч-болл американец выиграл ударом с лёта после сильной подачи. На втором матч-болле Макинрой снова после подачи вышел к сетке, но Борг своим сильно крученым косым ударом закончил гейм, а с ним сет и матч (1:6, 7 : 5, 6 : 3, 6 : 7, 8 : 6). Борг, как всегда после победы в Уимблдоне, опустился на колени, подняв вверх руки, а Макинрой со злостью бросил ракетку.

В этом финальном матче шведский теннисист установил еще один рекорд: победив пятый раз подряд в Уимблдон-ском турнире, он провел в нем за это время без поражений 35 встреч (!) (до этого Лэйвер не знал поражений в 31 встрече Уимблдонского турнира).

Интересные, но разноречивые мнения об этом финальном матче высказали некоторые знаменитые теннисисты.

А. Эш: «Это был финал-спектакль. Класс игры был очень высок. Я порадовался этому. Главное в матчах на таком уровне — это умение принимать подачу. Матч можно сравнить с матчами Лэйвер — Коннорс и Лэйвер — Розуолл в Далласе».

Д. Ньюкомб: «В этом матче было много захватывающих моментов, но я не считаю, что это был великий матч. За исключением того, что матч дошел до счета 8 : 6 в пятом сете, в нем было немного моментов, когда оба соперника играли свою лучшую игру. Я считаю, финал Уимблдона 1972 года Нэстасе — Смит (Смит тогда выиграл 4:6, 6:3, 6:3, 4:6, 7:5) был лучшим. Финал чемпионата США в 1976 году Борг — Коннорс и встреча Розуолл — Лэйвер в Далласе были также лучшими. То, что Макинрой отыграл матч-боллы, было просто неправдоподобно. Но в пятом сете Макинрой выиграл только три очка в семи геймах, когда подавал Борг».

Д. Крамер: «Матч заставил меня волноваться, как ни один другой. Это был действительно хороший теннис. Оба игрока демонстрировали прекрасные удары. Но финал был далек от лучших финалов Уимблдона».

Д. Бадж: «Это был действительно волнующий матч, кроме первого сета, который Борг играл слабо. Четвертый сет был чрезвычайно волнующим. В пятом Макинрой не мог хорошо принимать подачу. Я думаю, он устал. Борг доказал всем, что он может успешно играть и на траве. Он хорошо подавал и играл с лёта. Его игра продолжает улучшаться. Я предпочитаю игру Борга, Хоада, Крамера, Гонзалеса и Лэйвера игре Герулай-тиса, Таннера и Макинроя. Я думаю, Борг — единственный игрок сегодня, который охотно работает над устранением своих недостатков. Макинрой не очень старательно тренируется, недисциплинирован. В пятом сете он явно устал».

С. Смит: «Я считаю, что это был великий матч. Тай-брейк придавал матчу законченность, как ни в одном другом матче. Это был самый фантастический теннис, который я когда-либо видел». Трудно объективно сравнить его с моим матчем с Нэстасе в 1972 году." В начале пятого сета я думал, что Борг деморализован. Это было большое 'испытание для великого игрока, и он его выдержал».

Несомненно, что Бьёрн Борг — универсальный теннисист. Его пять побед подряд в Уимблдонском турнире начиная с 1976 г., возможно, одно из самых выдающихся достижений в истории тенниса. А его шесть побед в чемпионате Франции показывают, что он одинаково успешно мог играть на любом покрытии — от самого «быстрого» в Уимблдоне до самого «медленного» в «Роллан-Гарро» — и тем самым являлся первым игроком мира. Это всеобщее мнение было официально подтверждено решением Международной федерации тенниса в 1978 г., когда ею впервые было принято решение об утверждении официального звания «чемпион мира по тен-. нису». И первым теннисистом, удостоившимся этого высокого звания, был 22-летний Бьёрн Борг. Это звание чемпиона мира он сохранил и в последующие два года.

Любопытно, что для определения чемпиона мира ИТФ создала специальное жюри, куда вошли наиболее авторитетные и выдающиеся теннисисты прошлых лет: у мужчин — Л. Хоад (Австралия), Ф. Перри (Великобритания), Д. Бадж (США); у женщин — М. Смит-Корт (Австралия), Э. Джонс (Великобритания) и М. Дюпон (США). Критерием для определения чемпионов мира среди мужчин, женщин и юниоров служат результаты, показанные игроками в течение года на шести основных турнирах, проводимых под эгидой ИТФ, — открытых чемпионатах Италии, Франции, Великобритании (Уимблдон-ский турнир), США, Австралии и Южной Америки.

Даже после незабываемой победы над Макинроем и официального признания Борга неоднократным чемпионом мира можно только гадать о том месте, которое он занимает среди великих теннисистов мира, игравших до него.

«Никто не может сказать, как бы я сыграл против Лэйвера, Баджа, Тилдена или Перри, — говорил Бьёрн Борг, — единственно, что можно сделать — это определить самого великого игрока по победам на главных чемпионатах. Конечно, моя честолюбивая мечта — это играть так, чтобы меня помнили как величайшего чемпиона всех времен. Но чтобы это осуществить, я должен завоевать большинство главных титулов».

До сезона 1981 г. Бьёрн Борг в одиночном разряде одержал одиннадцать побед на турнирах, входящих в розыгрыш «Большого шлема» (шесть на чемпионатах Франции и пять в Уимблдоне), — это больше, чем в свое время одержал Б. Тилден (10), и столько же, сколько у Р. Лэйвера (11), но меньше, чем у Р. Эмерсона (12).

Возраст Борга и его лидирующее положение в мировом теннисе, казалось, позволяли реально прогнозировать, что он сможет осуществить свою честолюбивую мечту и перекроет рекорд Эмерсона. Однако Уимблдонский турнир 1981 г. явился камнем преткновения для выдающегося шведского теннисиста. В финале он проиграл восходящей «звезде» американцу Джону Макинрою (об этом матче мы расскажем дальше); кроме того, в том же году уступил ему в финале открытого чемпионата США.

Эти поражения будто надломили Борга. Он решил отдохнуть от большого тенниса и не принимал участия во многих крупных турнирах 1982 г., поэтому согласно правилам ИТФ он должен был каждый крупный турнир начинать с отборочных матчей, чтобы завоевать право участвовать в основном турнире. Последний турнир, в котором Борг принимал участие, был международный турнир серии Вольво-«Гран-при», проводившийся весной 1982 г. в Монте-Карло. Этот турнир по традиции открывает сезон летних соревнований сильнейших мастеров ракетки на кортах Европы. Борг довольно легко справился со своими противниками в отборочных матчах. Мне довелось наблюдать за Боргом в этом турнире. Казалось, он по-прежнему играет на высоком уровне и с большим желанием. Однако уже в четвертьфинале основного турнира он довольно легко уступил молодому чемпиону Франции Янику Ноа (1 : 6, 2 : 6) и выбыл из борьбы за главный приз. В дальнейшем Борг отказался от участия в других крупных турнирах, в том числе и в Уимблдонском. Создалось впечатление, что его спортивная карьера на этот раз завершилась. Возможно, сказались большие физические нагрузки, которые ему приходилось выдерживать, играя слишком большое количество турниров.

Год спустя на том же турнире в Монте-Карло состоялось официальное прощание Борга с большим спортом. Несмотря на старания, ему не удалось выиграть этот прощальный турнир. Во втором круге он проиграл также молодому французскому теннисисту, на этот раз Анри Леконту, знакомому советским любителям тенниса по выступлениям в Москве в Кубке Дэвиса.

После своего поражения Борг заявил корреспондентам:

«У меня пропал интерес к соревнованиям, и я решил закончить карьеру в большом теннисе. Но могу заставить себя тренироваться по 4—5 часов ежедневно, что я с удовольствием делал недавно. Конечно, совсем бросить теннис невозможно. Моя любовь к нему останется на всю жизнь. Может быть, один-два раза в году я буду принимать участие в каком-либо показательном турнире, но не более».

©2009-2010 Теннис в Ровно. При любом использовании материалов сайта ссылка на tennis.rovno.ua обязательна